Получить расчёт
Культура промышленного строительства в России

Культура промышленного строительства в России

КОНТАКТЫ. СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ УДОБНЫМ СПОСОБОМ

Каждый серьезный инвестиционный проект так или иначе связан со строительством. Заводы, цеха, логистические комплексы, торгово-офисные центры — найти исполнителей для создания сложных объектов «с нуля» не просто.

Генеральный директор проектно-строительной компании «Стройбизнесгруппа» Эдгар Карапетян рассказал о том, как выстраиваются отношения с заказчиком в его компании, почему новые технологии помогают сократить время строительства и издержки, а также что такое сервис в строительстве и проектировании.

— Эдгар, прочитав и просмотрев ряд ваших интервью, я пришла к выводу, что вы относитесь к тому небольшому числу людей, которые обожают сложные задачки. Есть хорошая фраза: «Из всех путей выбирайте самый трудный, на нем вы не встретите конкурентов». Это про вас?

— Возможно, хотя обычно людям свойственно искать путь полегче. Но как-то само собой получается, что нам достаются проекты от требовательных заказчиков, которые строят для себя. Мы не участвуем в муниципальных и государственных проектах, строим для коммерческих компаний. Собственники и топ-менеджеры этих компаний, как правило, ведут тотальный контроль всех процессов, связанных со строительством. От объекта к объекту мы приобретаем опыт и понимаем, чего ждет заказчик. Это органично вписывается в мое, в частности, представление о продукте. С моей точки зрения, продукт, который моя компания производит, должен быть идеальным по качеству и сервису.

— Это подход перфекциониста…

— Я действительно перфекционист по природе своей. Это не секрет, я часто слышу это слово в свой адрес. Моим стандартам тяжело соответствовать — сотрудники «Стройбизнесгруппы» об этом знают, но эти стандарты очень позитивно воспринимаются нашими клиентами. Желание доводить все до абсолюта привело компанию к строительству непростых объектов, где среди требований были не только «быстро, качественно и в срок». У наших заказчиков масса потребностей, желаний, нюансов, которые подчас не менее важны сроков и качества. И мы это нормально воспринимаем. Для нас важно войти в проект, включиться в него полностью и очень достойно из него выйти.

— Считается, что строительство промышленных объектов — это неминуемо срывы сроков, ошибки в проектировании. Вы, насколько я понимаю, стремитесь разрушить эти стереотипы?

— Когда я начинал заниматься проектно-строительной деятельностью, то решил, что моя компания «Стройбизнесгруппа» будет оказывать интеллектуальный сервис в области строительства. Ведь много компаний, которые умеют кирпич класть, металлоконструкции собирать, а вот идейных компаний с отличной репутацией единицы. Далеко не все могут взять на себя обязательства и достойно их выполнить.

Для меня в определенный момент стало очевидно, что в целом в России ниша услуг с высоким уровнем сервиса свободна. И я просто взял на себя вектор развития, связанный не только с умением бетон заливать, но и видеть весь комплекс задач.

Мы смотрим на конечный продукт нашего заказчика — это является ключевым моментом — и стараемся не просто построить объект, а помочь клиенту развивать его бизнес максимально эффективно с точки зрения экономики. — Как вам удается сохранять эффективность, ведь сервис стоит денег? За счет чего вы экономите деньги заказчика? — За счет грамотного проектирования и планирования. Изначально мы работали как генподрядная компания и постоянно сталкивались с тем, что из-за некачественной проектной документации, приходилось какие-то изменения вносить во время строительства. Эта ситуация тяготила меня, потому что она влияла на сроки, на оптимальность принятых проектных решений. После того как мы несколько раз столкнулись с некачественной проектной документацией и нам пришлось, чтобы не сорвать сроки, работать с удвоенной силой в две смены, я принял решение создать проектное направление. И как раз-таки за счет грамотного планирования, грамотного проектирования, обсуждения всех тонкостей бизнеса заказчика на этапе предпроектных проработок и проектирования. Мы все вопросы снимаем в начале, а потом нам просто остается реализовать это в натуре на земельном участке.

— Когда проектный отдел появился в вашей команде?

— Где-то полтора года назад. И теперь мы проектируем наши объекты самостоятельно, вникая во все тонкости и нюансы. Я вообще считаю, что объект строится два раза: первый раз на бумаге или на компьютере и второй раз уже на земельном участке, но без единого вопроса.

— Именно это вы имеете в виду, когда говорите о культуре промышленного строительства?

— Это один из ее аспектов, в большей степени он связан с нашими подходами к ведению бизнеса. Под культурой строительства я подразумеваю непосредственно сам подход к стройке. Я считаю, что если у человека на рабочем столе порядок, то у него порядок и в голове. Когда мы приезжаем на строительную площадку, а там бардак, то мы можем догадаться, что в голове у руководителя этого проекта. Я, по своей сути, эстет, люблю, чтобы все было на своих местах. Знаете, как в Икее идеально аккуратно штабелированы товары? Вот и я люблю, чтобы у меня на объекте все было штабелировано, на своих местах, чтобы все было чисто.

— Вы очень системный человек…

— Слово «системный» мне очень нравится. Это правильное слово для бизнеса, а для бизнеса в России это еще и непростое слово.

— Почему вы все-таки не пошли по проторенной дороге жилищного строительства, а взяли этот курс? Это случайно получилось, или вы решили и сделали?

— Знаете, у нас были предложения войти в этот рынок как застройщиком, так и генподрядчиком для застройщиков, но, понимая специфику и сезонность, я принял решение этим не заниматься. Понимаете, промышленные объекты — они же интересные, а жилищное строительство — это, условно, этаж, два и еще двадцать таких этажей. Есть, конечно, красивые объекты, прямо глаз радуется.

— Какие вам нравятся?

— Мне очень нравятся «Флотилия», «La Grande», «Кедровый», — эти проекты вызывают восхищение, впечатляет подход застройщиков. У меня включаться в жилое строительство пока желания нет. Я понимаю насколько большой объем рынка в промышленном строительстве, если брать Россию в целом. Нам бы с этим разобраться — уже было бы хорошо.

— Вы привнесли на сибирский рынок промышленного строительства ряд технологий, которыми успешно пользуются европейские компании. В частности, BIM-технологии проектирования. Насколько это реально полезно для заказчика, и чего тут больше — маркетинга или практической пользы?

— Слово «удобно» очень правильно подобрано. В этом есть и доля маркетинга и с практической точки зрения тоже есть огромная польза. К BIM-технологиям мы пришли очень просто: для того, чтобы оправдать ожидания заказчика в части того, что он хочет увидеть, нужна наглядность. Мы искали способ показать то, чего в реальности пока нет. К счастью, все уже было придумано, нам нужно было лишь освоить эту технологию и начать ее внедрять. Рекламные и маркетинговые задачи решаются тогда, когда на первую встречу я приезжаю с готовой 3D моделью и показываю заказчику визуальный образ его объекта, оставляю эту модель у него, чтобы он мог обсуждать свой будущий объект внутри своего коллектива, имея наглядное представление о том, как он будет выглядеть в реальности. Гораздо удобнее становятся рабочие процессы, не нужно держать в памяти схемы коридоров, узлов и так далее. Мы вносим правки в проект, пользуясь этой 3D моделью, и таким образом создаем завершенный продукт уже до начала строительства. В момент строительства никаких вопросов, правок, нестыковок у нас не возникает.

Продукт нашей компании — это проектная документация и объекты строительства, созданные успешно с первого раза в соответствии с условиями договора.

— Насколько эта технология распространена на рынке?

— У нас в Новосибирске не распространена, многие московские компании ею пользуются, в Европе практически все проектирование ведется с помощью BIM-технологий. У нас в России есть препятствие со стороны законодательства, но мы законы соблюдаем и выпускаем как необходимую проектную документацию, соответствующую всем СНИП, так и проект, созданный при помощи BIM. Кстати, хочу рассказать историю, которая показывает, насколько BIM-технологии полезны на практике. Недавно мы взяли проект сторонней организации на проверку, полностью «перебрали» его, интегрировали в эту модель и нашли 98 ошибок.

— На что они могли повлиять?

— Это не были ошибки, представляющие угрозу для жизни людей, но это были оплошности в пересечении различного рода коммуникаций, которые в дальнейшем привели бы к задержке сроков и удорожанию проекта. Поэтому польза от этого, безусловно, есть.

— Почему не пользуются этой технологией другие участники рынка?

— Это дороже. Сама программа недешевая, специалисты, владеющие этой технологией, стоят денег. У нас многие компании предпочитают действовать по старинке.

— Часто слышу жалобы о том, что рынок коммерческих заказов сегодня очень сложен. Заказчики не стабильны в своих желаниях, оценках работы, нередко отказываются платить. Как вы со всем этим справляетесь?

— Всем своим клиентам я сейчас хочу сказать спасибо, потому что работать с каждым из них одно удовольствие. Возможно, нам до сих пор везло, но наши заказчики по-настоящему переживали за дело, и у нас нет никаких трудностей во взаимоотношениях ни с точки зрения планирования работ, ни, тем более, с точки зрения оплат. Я не знаю, как это объяснить — везение это или интуиция, но совершенно точно могу сказать, что в авантюрные проекты мы не вписываемся. Сегодня можно за год законтрактоваться на миллиарды рублей, но будет не понятно, что ты получишь на выходе. Соответственно, мы не гонимся за резким развитием, мы развиваемся органично и, как правило, перед тем, как заключить контракт, мы смотрим, с кем работать, поскольку ценим свой труд. Я, как руководитель, берегу компанию, берегу штат — это моя ответственность. Мне важно, чтобы все у нас складывалось таким образом, чтобы удовлетворение получил и наш заказчик, и удовольствие от того, что мы созидаем, — штат компании «Стройбизнесгруппа». Это очень важно.

— Офис в Москве открыт, а, исходя из практики, мы знаем, что это означает скорый переезд генерального директора в Москву. Вы готовы к такому развитию событий?

— Да, вполне. Сегодня я провожу в Москве 50 процентов своего времени. Все заказчики наши там. Более того, объекты, которые мы строим в Новосибирске, планируются и заказываются тоже в Москве. Это место, где распределяются подряды для всей России. Я спокойно смотрю на перспективу переезда, но головной офис останется в Новосибирске.

Беседовала Юлия Дорн для Status

Возврат к списку


Все права защищены. © 2018 ООО «СТРОЙБИЗНЕСГРУППА»
Поддержка и продвижение сайта — Волга-Веб